Отец 19-летней девушки, умершей от коронавируса – Она писала мне, папочка, руки у меня совсем посинели, мне плохо, они меня убьют, я чувствую

Отец 19-летней девушки, умершей от коронавируса – Она писала мне, папочка, руки у меня совсем посинели, мне плохо, они меня убьют, я чувствую

Отец 19-летней Теклы Тордия, умершей от коронавируса вечером 30 ноября, Рати Тордия подозревает, что его дочь стала жертвой невнимательности. В интервью ambebi.ge он заявляет, что 19-летнюю девушку не доставили в клинику до тех пор, пока ее состояние стало крайне тяжелым.

По словам отца, из-за того, что оказалось невозможно найти место в клинике, его дочь поместили в ковид-гостиницу, семья просила лечить ее «Ремдесивиром», но в конечном итоге к делу подключили «Дексаметазон». Отец подчеркивает, что у его дочери была сопутствующая болезнь - сахарный диабет.

В то же время отец рассказывает, с какими проблемами столкнулась его дочь, когда ее в конце концов в более тяжелом состоянии перевозили из гостиницы в клинику на специальной «маршрутке», выделенной системой здравоохранения. По информации семьи, 19-летней девушке в дороге потребовался кислород, которого в «маршрутке» не оказалось.

«Мы были инфицированы всей семьей, но, поскольку у Теклы сахарный диабет, мы полностью были переключены на нее. Она проверяла уровень сахара несколько раз в день. Иногда он поднимался, но потом нормализовался, и в целом состояние было легким. На шестой день начался кашель, поднялась температура, уровень сахара регулировать не удавалось. Мы позвонили семейному врачу и попросили отвезти в клинику. Сначала он нам нормально не ответил, мол, сейчас некогда, а потом вообще не отвечал на наши звонки. Потом мы подключили другого семейного врача, и он сказал нам, что ни в одной из клиник нет места, и единственное, что можно сделать, это отвезти ее в ковид-гостиницу», - заявляет Рати Тордия.

По его словам, они просили включить в процесс лечения «Ремдесивир», на что им объяснили, что для него характерны противопоказания.

«Там та же ситуация, что и дома. Никаких особых условий для лечения пациента не создано. Врач у них есть, но нет соответствующего оборудования и необходимых медикаментов. В первый день ей стало плохо, мы вызвали скорую помощь. Приехали, дали кислород, ситуация стабилизировалась и они уехали. Мы попросили отвезти ее в клинику, и лечащий врач тоже говорил, что нужно госпитализировать, но, мол, мест нет, и уехали.

Когда мы увидели, что ситуация ухудшается, попросили врача ковид-гостиницы подключить к лечению «Ремдесивир». Нам не сказали, что его нет, но объяснили, что характерны противопоказания и они не могут рисковать. Но, как оказалось, ведь этот «Ремдесивир» эффективный. Если г-ну Тенгиза Церцвадзе перелили и он выздоровел. Могли же дать и мой дочери, может, она тоже поправилась бы ?! Зато к лечению подключили дексаметазон, который, как известно, повышает уровень сахара и не рекомендуется.

На другой день после того, как ее отвезли в ковид-гостиницу, ее состояние уже было тяжелым, ее повезли на анализы, у них есть специальные «маршрутки» для этого. Когда взяли анализы и возвращались, застряли в пробке. Ребенок и так еле дышал, кислородного аппарата там у них не было, а еще и столько времени стояли в пробке. Из «маршрутки» она мне писала, папочка, руки у меня совсем посинели, мне плохо, и я не знаю, как выйду и выйду ли вообще из этой «маршрутки». Они меня убьют, как я чувствую, я не вижу, чтобы стало лучше, и ничего такого мне не делают. Она очень боялась своей болезни, диабета и когда заразилась коронавирусом, все время был страх, чтобы с ней чего-то не случилось», - сказал Рати Тордия.

По его словам, причиной смерти девушки, предположительно, стала тромбоэмболия.

«Когда мы просили перевода в клинику и никого не было видно, а ребенку становилось хуже, при разговоре присутствовал врач «немецкого госпиталя», который очень встревожился, он обеспечил доставку ребенка в клинику. До этого нам говорила, а у вас никого знакомого нет? Мне вспомнились времена Шеварднадзе… В конце концов перевезли в клинику, но как оказалось, было уже поздно. Внезапно состояние ухудшилось, ее подключили к аппарату. Нас с самого начала подготовили, сказали, что состояние тяжелое, делали искусственное дыхание в течение двух часов, но результата не было. 5 дней она была на аппарате. В этот период понизили сахар, периодически и температуру, но все равно не смогли спасти. Как нам сказали, предполагаемой причиной стала тромбоэмболия».

На вопрос, не стала ли девочка жертвой халатности и ошибок, и намерены ли вести правовую борьбу, отец погибшей добавил: «Мы с женой обсуждаем это, супруга больше этого хочет. Я не могу ни на кого указать, но факт, что мы стали жертвами невнимательности. Сейчас нам очень тяжело, ничего не могу вам сказать точно. Но мы обсудим этот вопрос, и, вероятно, так и будет ».

Леван Ратиани о состоянии Кахи Кавсадзе - На данном этапе у нас положительная динамика, параметры дыхания улучшились

Актер Кахи Кавсадзе переведен в клинику, он находится на управляемом дыхании

«Люди, перенесшие болезнь, защищены от инфекции  на 6 - 8 месяцев»  - Бидзина Кулумбегов