«Лишь бы устроить этот дом-музей ... К кому я не обращался, результата не было» - трагическая судьба лидера антисоветского заговора

«Лишь бы устроить этот дом-музей ... К кому я не обращался, результата не было» - трагическая судьба лидера антисоветского заговора

Георгий Дзигвашвили был одним из лидеров антисоветского заговора 1942 года, национальным героем, поэтом и переводчиком. Талантливого и многообещающего молодого человека постигла тяжелейшая участь - 17 октября 1942 года его казнили за участие в антисоветском заговоре ...

Георгий Дзигвашвили родился в 1917 году в районе Кечнара Зеда Цихесулори (ныне город Вани). Из-за раскулачивания отца, Михаила (Михако) Дзигвашвили, маленький Георгий и его брат были исключены из Ванской школы, после чего дядя перевез их в Тбилиси, где они получили среднее образование. После окончания школы Георгий поступил на факультет английского языка и литературы Тбилисского государственного университета.

По свидетельству современников, Георгий был привлекательным, невысоким, добрым и скромным молодым человеком. Он писал стихи, ставшие популярными среди молодежи, перевел на грузинский язык множество стихов Роберта Бернса. У него были близкие отношения с молодыми поэтами того поколения - Ладо Сулаберидзе, Ладо Асатиани, Ревазом Маргиани, Мирзой Геловани и другими ...

dzigvashvili1-73725-1602447587.jpg

Во время учебы в Георгия в университете Советский Союз развернул военную кампанию по присоединению Западной Украины. В то время университет был военизирован, у Георгия было звание лейтенанта, его призвали в Красную Армию и отправили в Украину. Вернувшись, он написал стихотворение «Встреча на Западной Украине» ...

Антисоветский заговор

В первые месяцы Второй мировой войны была создана антисоветская патриотическая организация, основанная молодыми писателями: Котэ Джоглидзе, Шалвой Шавианидзе, Георгием Дзигвашвили и Михаилом Имерлишвили; идеологическими руководителями были Котэ Химшиашвили и Георгий Имерлишвили.

dzigvashvili4-74710-1602447636.jpg

У заговорщиков была такая программа:

1.Независимость Грузии с частной собственностью и протекторат Германии;

2.Нарушение колхозной системы, введение частной собственности на землю;

3.Свобода слова и печати;

4.Достижение полного национального самосознания «Грузия для грузин».

Несмотря на осторожность, восстание выдали. 11 января 1942 года была арестована большая группа заговорщиков, в том числе Георгий Дзигвашвили - всего 33 обвиняемых, в основном аспиранты и научные сотрудники ТГУ. Подозреваемых судил военный трибунал Закавказского фронта.

В ходе судебного процесса подсудимые отрицали существование организации. 17 октября 1942 года были казнены 17 молодых людей.

dzigvashvili2-73847-1602447700.jpg

В приговоре сказано, что помимо расстрела у Георгия Дзигвашвили конфискован дом на улице Самгебро, 5. Параллельно с расстрелом Георгия на фронте погиб его брат Пимен Дзигвашвили, который тоже считался многообещающим поэтом. От матери, Нины Саникидзе, долгое время скрывали расстрел Георгия. Потеря двух сыновей оказала на нее тяжелейшее влияние, и в 1959 году она покончила жизнь самоубийством.

По завещанию матери

В семье остался только Сулико Дзигвашвили, младший брат Георгия. В 1959 году ему было 12 лет. Так он вспоминает тот ужасный день: «Когда я возвращался домой из школы мама всегда встречала меня обедом, прикрытым газетами. Так было и в тот день. Но когда я позвал – «Мама», она не откликнулась. Я стал искать ее во дворе и увидел висящей на дереве. Громко заорав, схватил за ноги, но я был ребенком и не справился. На мой плач высыпали соседи, они мне помогли…»

Маленький Сулико остался совсем один в опустевшем доме Дзигвашвили. Накануне смерти мать усадила Сулико на колени, повесила на шею ребенку ключ от сундука, в котором хранила личные вещи и записи своих умерших сыновей, и попросила заботиться о них до конца жизни.

Сулико рос сиротой, но все-таки выполнил наказ матери. У него ничего не было, а единственной ценной собственностью был тот сундук, ключ от которого оставила ему мать.

«Я пять лет жил один. Директор школы Гриша Дзагнидзе давал мне одну буханку хлеба и одно яйцо. Я варил его, разрезал пополам и делил на два дня, а когда хлеб черствел, размачивал в воде и съедал. У меня не было ни одежды, ни обуви, поэтому я решил перейти в вечернюю школу и начал работать сборщиком деревянных ящиков на консервном заводе. Часто попадал молотком по пальцам и ходил с побитыми ногтями», - вспоминает Сулико Дзигвашвили.

suliko-73786-1602447853.jpg

Имя Георгия Дзигвашвили было табуировано, было запрещено упоминать его, поэтому КГБ начал следить за Сулико с юности. Его несколько раз допрашивали о деятельности старшего брата.

«В 1980-е годы поэт Ладо Сулаберидзе позвал меня в Союз писателей и предупредил, что, по его информации, КГБ планирует проверить наш дом в Вани. Вернувшись домой, я ночью поднял в яслях деревянный пол, вырыл землю и спрятал в яме вещи брата, рукописи и книги, завернутые в целлофан. Через полтора месяца к нам действительно явились три сотрудника КГБ. В доме был произведен обыск, опросили соседей, меня тоже допросили. Через несколько месяцев они снова приехали и снова допросили меня. На третий раз меня вызвали на допрос в Тбилиси , но в 1988 году мой брат был реабилитирован, иначе я бы не избежал ареста», - сказал нам г-н Сулико.

«Ничего не хочу, пусть только этот дом-музей обустроят»

Сулико Дзигвашвили: - Львиная доля в этом деле принадлежит писателю Резо Мишвеладзе. Это одна комната, которая представляет музей, но ее не смогли устроить, потому что требуется ремонт, основательная починка крыши. Пока я мог, ремонтировал на собственные средства. Теперь это невозможно. Дому 140 лет, и это тоже обусловило его тяжелое состояние.

- Сколько нужно на ремонт?

- Для завершения благоустройства помещения и приема затем как иностранных гостей, так и наших граждан требуется 40 000 лари. Это не катастрофическая цифра для государства. Все время говорят о туризме, а этот дом-музей тоже часть туризма.

Тем, кто знает историю Георгия Дзигвашвили, следовало бы обратить на нее больше внимания. Одно вот, имя Георгия Дзигвашвили присвоено библиотеке в райцентре Вани. Это была инициатива местных властей. Боюсь, чтобы потолок не рухнул или чтобы его дождь не смыл. Сохранившиеся экспонаты: книги, фотографии, личные вещи Георгия лежат на кроватях, кушетках, на столе. К кому я не обратился, но безрезультатно.

- Каков ответ Ванской мэрии?

- Что у них нет средств. Дому присвоен статус музея, есть мемориальная доска, меня назначили гидом, а музей не благоустроен и не функционирует. Лишь бы это пространство обустроить, какой бы доход ни был потом у музея, пусть пойдет государству или Ванскому району, я ничего не хочу ...

У актера и  сотрудника Патриархии Кахи Микиашвили выявлен коронавирус

Амиран Гамкрелидзе: Определенного типа ограничения возможны, однако широкомасштабные ограничения, в том числе и в Тбилиси, не планируются

Семья пропавшего в Сванетии подростка передаст в качестве вознаграждения 50 000 лари тому, кто найдет их сына или предоставит им значительную информацию